Жизнь

Стенка на стенку: Воронежский граффити-райтер Илья Lik

Стенка на стенку: Воронежский граффити-райтер Илья Lik
Как попасть в одну книгу с лучшими мировыми райтерами.

Те времена, когда граффити-райтеров считали вандалами, которые «бомбят» городские улицы и пригородные электрички, прошли. Теперь их работы выставляются в государственных и частных галереях, а городские власти согласуют с ними роспись фасадов домов.

Downtown продолжает серию материалов о культуре стрит-арта и уличных художниках Воронежа. Сегодня нашим героем стал воронежский райтер Илья Lik. Постоянный участник фестивалей «Здесь», Streetlife и «Открыто!» рассказал, как его работы оказались в одной книге с лучшими мировыми райтерами, и почему граффити вызывает положительные эмоции у горожан.

Илья Lik

Граффити-райтер

Впервые граффити я увидел в игре Marc Ecko’s Getting Up. Хоть она и не запускалась на моём древнем компьютере, я мог часами рассматривать шрифты под классный саундтрек. После этого решил попробовать сделать первый рисунок на стене, а точнее на заборе в деревне. Этого хватило, чтобы втянуться. В самом начале из друзей этим никто не занимался, и интерес был довольно слабый. Для меня всё ограничивалось тетрадками в 12 листов и каракулями на бетоне. Но потом я наткнулся на древний ресурс Аrt Сrimes и загорелся по-настоящему.

Чуть позже я узнал, что в городе есть рисующие люди и форум, где их можно найти. Появились первые знакомства, благодаря которым стало понятно, что у воронежского граффити есть хоть и небольшая, но своя история. Уже тогда ХПЧ crew делали крутые вещи, а бомберы начинали разносить. Единой тусовки не существовало, но были движняки, попадающие под правило «три — нормально, а четыре — уже много». Возможно, причина в том, что в граффити приходили с уже установившимся кругом общения, а может ещё в чем-то. Но в принципе, на тот момент всё более-менее знали, кто где рисует, да и было нас не сильно много. Можно ли назвать отсутствие какого-то глобального городского объединения проблемой? Конечно нет, ведь граффити изначально очень эгоистичное движение. Тем более, что все, кто хотел, уже нашли единомышленников. Разве только информация о разных мероприятиях и событиях медленней распространяется, и диалог вести со всеми одновременно сложнее.

Большие красивые работы хоть на миг, но вызывают позитивный заряд у окружающих. Рисунок всегда несет и эмоции, и сюжет, и настроение, надо просто быть готовым принять это.

Развитие моего стиля было долгим и нудным, с большими рывками прогресса и последующим длительным затишьем. Обычно причина была в увиденном ярком образе. Сначала привлекали работы райтеров Can2, Ghost и Daim, потом ХПЧ, Zmogk, Morik и японская анимация. А дальше появился безлимитный интернет, и началась полная каша из образов в голове. Пытаешься впитать как можно больше и в итоге рассматриваешь трещины на камнях и древесную кору. В какой-то момент мне надоело делать буквы, и начались пробы форм и линий, ненагруженных каким-либо смыслом. При этом всегда сохранялось желание делать что-то тяжелое безумно легким (или наоборот) и заставлять это двигаться; что-то сложное и мудрёное, закрученное сверх меры.

В 2012 году в Великобритании вышли две книги Monokrome, собранные райтером старой школы Робертом Уайтлоком. В них были представлены работы 33 лучших граффити-художников со всего света. Россию представляли москвич Aske (сооснователь команды Sicksystems и журнала Code Red) и Илья Lik, о стиле которого британские авторы пишут следующее: «Это не аккуратные и идеально выполненные рисунки западных райтеров, это нечто новое, более настоящее и грубое. Это искусство, за которым видна личность художника».

 

Во время работы над первой книгой мне написал Роберт Уайтлок, он же Cute, и предложил поучаствовать. Как оказалось, его очень впечатлил мой стиль и тот факт, что я из России. Я специально отрисовал пару скетчей, отправил, и книга благополучно ушла в печать. Но к сожалению, в мои руки она так и не попала. А спустя некоторое время Роберт опять связался со мной и попросил несколько работ для промоушена. Они вошли уже во вторую цветную книгу, где мне досталось 2 разворота между такими титанами, как Kofie и Loomit.

Мешает ли граффити городу? Не сильно. Людей больше возмущает процесс создания чего-то несогласованного, чем готовый рисунок, о котором никто долго не говорит. Реклама вокруг вносит намного больше шума в пейзаж. Поэтому и влияние граффити на город небольшое, особенно у шрифтовых рисунков (конечно, если это не провокационное или оскорбительное). Большие работы всегда радуют и качеством исполнения, и красотой. Они хоть на миг, но вызывают позитивный заряд у окружающих. Рисунок всегда несет и эмоции, и сюжет, и настроение, надо просто быть готовым принять это.

3026
Oleg Trokov
11 сентября, 17:12

Поделиться: