Жизнь

Перед запуском: Как сделать хороший интерьер самому

Перед запуском: Как сделать хороший интерьер самому
Лакшери уже не решает.

Downtown запустил новый проект, в котором мы будем рассказывать, как начинающий ресторатор открывает своё заведение в Воронеже и пробует сделать это без связей. Каждую неделю — отдельная сторона ресторанного бизнеса, с которой сталкивается наш герой. На этот раз Роман рассказывает о сложностях работы с местными дизайнерами и о новых задачах современной ресторанной индустрии.

 

Роман Голубятников

Сейчас, оглядываясь на полученный опыт, я понял, какую большую ошибку допустил: перед тем, как подписать договор аренды, я не показал своему проектировщику помещение. Оно конечно, идеальное, но в процессе работы всплыло большое количество технологических сложностей. Поэтому, как только решите открыть кафе, первым делом найдите хорошего специалиста, который сделает проект.

Сейчас им нужно заставить людей отвлечься от мобильных гаджетов. Вот они приходят вдвоём, садятся друг напротив друга, достают телефоны — и это конец.

Сегодня произошло очень важное изменение общества и ресторанной индустрии. Если десять лет назад, когда открывались кафе, им нужно было заставить людей прийти, то сейчас им нужно заставить людей отвлечься от мобильных гаджетов. Каждый если не с ноутбуком, то планшетом или телефоном. И вот они приходят вдвоём, садятся друг напротив друга, достают телефоны — и это конец.

В воронежских заведениях не созданы условия, которые смогут отвлечь людей от их гаджетов. А ведь цель современной ресторанной индустрии и основная концепция моего заведения — создать такую обстановку, которая поможет людям наладить контакт.

Всё потому, что Воронеж сильно отстаёт от других регионов именно в новизне. Успешные заведения были открыты довольно давно, и есть лишь малая часть новых, которые приносят в город хоть какие-то современные тренды. Для себя я могу выделить лишь Bistrot (правда кухня тут итальянская, а название почему-то французского кафе), Bar LuskoniMon baton и Barhat. В этих заведениях видно, что над идеей работали, делали атмосферу. Не во всех перечисленных мне комфортно, так как не все концепции мне близки, но рестораны хорошие. В остальных местах у меня складывается ощущение, что я нахожусь в вагоне купе, отделанном гипсокартоном. Расположение столов, когда люди скованы и сидят лицом к лицу, устарело. Нужен больший обзор, больше пространства для глаз. Иначе зачем заморачиваться по поводу интерьера, если его не видно?

Хочу, чтобы рядом сидели бизнесмен, две девушки-тусовщицы и студенты, которые зашли перекусить во время перерыва. И всем им вместе было комфортно.

В Воронеже принято в одном месте просто собирать то, на что есть массовый спрос. Чтобы как можно больше продать. В этом контексте замечательно выразилась мой хороший друг Анна Шпак — кальян на суши со вкусом мохито. Я понимаю, что в Воронеже есть довольно большая прослойка людей, которые не хотят воспринимать новинки. Но моя цель — научить их этому. Именно поэтому я пойду по иному пути.

Я не люблю заведения, где у входа полно дорогих машин. Формат ресторана лакшери в 2014 году уже не выживет. Все пафосные заведения в Европе, Москве и Питере меняют формат или закрываются. Я хочу, чтобы в моём кафе было уютно и молодым людям, и родителям с детьми. Хочу, чтобы рядом сидели бизнесмен, две девушки-тусовщицы и студенты, которые зашли перекусить во время перерыва. И всем им вместе было бы комфортно. Я постараюсь создать стильное и свободное пространство, чтобы посетители чувствовали себя, как жители Нью-Йорка, Копенгагена или хотя бы обитатели центра Москвы.

Главная задача — настроить людей на общение друг с другом. Ключевую роль в этом будет играть размещение столов. Конечно, будут и привычные всем отдельные столики с креслами, но и кое-что новое. Я хочу сделать групповые посадки, столы-подоконники и ещё один большой высокий деревянный стол по центру зала. Он будет 3 метра длинной. Это главная моя головная боль, потому что все, с кем я советовался, говорили, что такой стол не пройдёт: незнакомым людям будет не комфортно, и они просто туда не сядут. А я думаю, что сядут.

Проблема нашего сотрудничества была в том, что они не могли сделать проект, подобия которого никогда не видели.

Я всегда был поклонником минимализма и скандинавского дизайна, потому что нет ничего лучше натуральности. Поэтому в помещении, которое мне досталось, мы сразу убрали всё лишнее: весь гипсокартон, кладку нового времени и добрались до старых кирпичных стен. Камень, дерево и металл — это три вещи, которые лягут в основу интерьера кафе. Каждую деталь я выбираю очень тщательно. За обоями пришлось ехать во Францию, потому что таких в России нет. Большой стол делают на заказ.

Вообще, концепция любого хорошего заведения прямо привязана к кухне. Поэтому особое внимание я хочу уделить оформлению еды и напитков. Посуда не будет стандартной. А подача кофе — это вообще отдельная история. В моём кафе латте будет не просто напитком к десерту, а целым законченным блюдом. А ещё в самом центре зала будет сделана стеклянная комната для десертов, чтобы каждый видел весь их ассортимент. 

Какие бы грандиозные проекты я не строил в голове, мне нужно было найти профессионала, который сможет объединить образы и перенести это всё на бумагу. Я нашёл в интернете много достойных работ дизайнеров из России: из Ростова, Екатеринбурга, Челябинска, и, конечно, Москвы и Питера. Но интерьеров воронежских дизайнеров высокого уровня, я так и не увидел.

Сначала я связывался с дизайнерами из других городов. Но сразу было понятно, что на расстоянии будет очень сложно. Я всё же попытался работать с ребятами из Воронежа. Они нарисовали проект точно таким, как я его описывал. Но, никаких решений существующих задач не предложили. По этой причине на каком-то из этапов нам пришлось расстаться. Это хорошие люди, но думаю, проблема нашего сотрудничества была в том, что они не могли сделать проект, подобия которого никогда не видели. 

Теперь я дорабатываю проект сам вместе с друзьями, нам приходится учиться разбираться во всём этом. Даже сейчас я не могу сказать с уверенностью, каким будет окончательный интерьер — я должен буду войти в уже отремонтированный зал и понять, чего там не хватает.

Иллюстрация: Анастасия Алексюк

Анастасия Волочкова
27 февраля, 12:50

Поделиться: