Арт

Диалог с городом. Как будет проходить международный арт-проект в Воронеже

4029
Автор:
Ксения Камынина
10 апреля 2013 08:00
6+
Диалог с городом. Как будет проходить международный арт-проект в Воронеже
Что Воронеж может предложить современными художникам, и готовы ли городские жители к участию в экспериментах?

Современное искусство наконец стало частью жизни, и равнодушным к нему не остался никто — оно объединило всех в любви или ярости, принятии или отрицании. Но оно есть, и это факт. Есть здесь и сейчас, в мире, где мы живём, даже ближе, чем вы думаете.

17 мая в Воронеже пройдёт выставка Revisiting the Space, которая объединит вокруг себя современных художников из России, Германии и Швейцарии. Центральной темой станет переосмысление пространства Воронежа и его идентичности. Изучая городское пространство в течение недели, художники уже на месте будут на основе впечатлений создавать арт-объекты, которые покажут на итоговой выставке в ВЦСИ.

Мы поговорили с кураторами выставки из группы Art Punkt — Кристиной Семёновой и Ириной Аксёновой об основных этапах выставки, главном эксперименте проекта и о том, готовы ли городские жители к диалогу с современными художниками.

 

Кристина Семёнова

куратор выставки Revisiting the Space

 


Ирина Аксёнова

куратор выставки Revisiting the Space

 

 

Воронеж всё чаще начинает фигурировать в сферах, связанных с современным искусством. Почему для проведения выставки был выбран именно он?

Ирина: Воронеж уникален тем, что вовремя Второй Мировой войны был почти полностью разрушен и отстроен заново уже после неё. Это значит, что 90% города на самом деле родом из СССР. Социалистическое прошлое для нас — ежедневное настоящее, особенно в некоторых районах города. Очень интересно было бы исследовать, как всё это влияет на восприятие горожанами себя и действительности.

Кристина: Городское пространство Воронежа представляется для иностранных художников интереснейшим объектом исследования. Здесь переплетается история дореволюционной, советской и постсоветской России. Политические и социальные изменения можно наблюдать в городских постройках, общественных местах и повседневном взаимодействии людей с городом.

Никаких эскизов и набросков до приезда не будет, всё случится непосредственно в Воронеже. Самый большой эксперимент — это сама выставка.

Весь проект мы выстраивали именно под Воронеж и его актуальные дискурсы: будь то разработка месторождений никеля в заповедных местах, накаляющаяся ситуация с сексуальными меньшинствами или манифестация исторической памяти в городских постройках. Решающем моментом в подготовке проекта стала также новость об открытии Воронежского Центра Современного Искусства — у прогрессивного искусства наконец-то появится своя свободная выставочная площадка. 

 

Если город станет главным объектом исследования, то на что в первую очередь будут обращать внимание художники, что будут искать и пытаться переосмыслить? Какие эксперименты мы увидим?

Ирина: Городская среда — это непосредственное отражение исторического процесса: здания и памятники несут дух своей эпохи, например, мрачные мощные сталинки или кондоминиумы двухтысячных. Но то, как эта среда организована, может очень много рассказать и про сегодняшнее общество: для кого в нём есть место, а кто исключен. Я думаю, это очень важно исследовать и рефлексировать, если мы хотим сделать мир лучше.

Кристина: Мы постарались, чтобы художники уже до начала проекта познакомились с Воронежем. Они читали статьи о городе и немногочисленные англоязычные публикации, смотрели в Google на географические особенности города. Каждый художник продумывал сам, какими реалиями и темами  ему хотелось бы заниматься в течение недели пребывания. Мы не обозначали границ, не делали теоретических рамок. Поэтому формы будут различными — это и живопись, инсталляция, объекты, фотографии, текст и перформанс.

Но не всё должно идти как по маслу. Мы готовы к проколам, неожиданностям и препятствиям.

Всё будет зависеть от содержания и индивидуального взгляда художника на городскую среду. Никаких эскизов и набросков  до приезда не будет, всё случится непосредственно в Воронеже. Поэтому самый большой эксперимент — это сама выставка. Сделать за неделю то, что требует месяца работы как художников, так и кураторов, достаточно сложно. Но не всё должно идти как по маслу. Мы готовы к проколам, неожиданностям и препятствиям. Воронеж станет экспериментальным полем действия и  художественной конфронтации. И это самый интересный аспект проекта, на мой взгляд. 

Как этот эксперимент будет проходить для самих участников? Актуальное искусство распрощалось с индивидуальным творчеством, теперь оно глубоко социальное и коллективное. Отразится ли эта особенность на вашей выставке? Будут ли художники работать по одиночке или группами?

Кристина: Коллективность и ориентированность на процесс — два центральных аспекта проекта. Мы не заинтересованы в производстве «продукта» для выставки, наша цель — сам процесс взаимодействия с городом, дискуссия о пространстве и постановка вопросов. Нас интересуют границы, на которые художники непременно наткнутся, и их преодоление. Искусство будет глубоко интерактивное, скорее задающее вопрос, чем дающее ответ.

Художники на протяжении недели будут выходить в город, взаимодействовать с ним и его обитателями, чтобы на основе этого создать свои работы.

Что касается коллективности, например, для визуальных художников Томаса Линденберга, Макса Боденстедта и Кристины Юрочкин —  это вторая совместная работа, а для Сарины Шайдеггер и Арианы Кох — это второй общий перформанс. Живописец Лоренца Диас  будет работать  в одиночку, что всё же не исключает участие других членов группы. Воронежские художники Николай Алексеев, Илья Долгов, Иван Горшков и Кирилл Гаршин также примут участие в развитии выставки, выбрав наиболее интересные для них формы. Возможно, возникнут совместные идеи для будущих выставок.  

Будут ли вовлечены городские жители в проект? Вы говорите, что актуальное искусство интерактивно, и оно шокирует, ставит эксперименты. Это не прежнее «понятное» искусство, это искусство прямого действия. Как проявится интерактивность в вашем проекте?

Ирина: Безусловно, проект будет интерактивным. Во-первых, потому что художники на протяжении недели будут выходить в город, взаимодействовать с ним и его обитателями, чтобы уже на основе этого создать свои работы. Во-вторых, мы планируем привлечь волонтёров к процессу: например, нам очень нужны гиды из разных районов города, которые смогут в полном объёме показать места, где они живут или проводят время. Особенно нам интересны индустриальные зоны, окраины города. Также требуются волонтёры-переводчики, которые смогли бы переводить тексты художников для проекта.

Но для достижения эффекта необходима активность со стороны жителей города. Например, прийти на выставку — это уже шаг к диалогу.

Кристина: В зависимости от резонанса проекта, мы бы хотели и дальше развиваться в этом направлении. У нас есть идея создать первую в Воронеже международную резиденцию художников. Но для этого действительно нужна поддержка города. Этим же проектом нам хотелось познакомить города, сделать любопытным друг для друга, как-то связать их. Воронеж похож на Лейпциг тем, что и там, и там чувствуется волна интереса к урбану и его развитию, растёт осознание города как неотъемлемой сферы жизнедеятельности, растёт желание менять. Тут подключается современное искусство, средствами которого можно донести множество важных идей до жителей города. Но для достижения этого не достаточно рефлексии со стороны художников-гостей, необходима также активность со стороны жителей города. Например, прийти на выставку — это уже шаг к диалогу.

А получится ли этот диалог, если язык современного искусства далеко не всегда понятен простому обывателю, что вызывает негативное отношение и отрицание с его стороны?

Кристина: Непонимание исходит из «потребления» искусства как продукта и выставки как формы развлечения. Из-за нехватки времени посетители хотят быстро, эффективно и весело провести время, сразу всё понять, не прилагая к тому никаких усилий. Этому нас научила долгая история Голливуда и культура потребления, правила игры которых автоматически переносятся в выставочный зал. Проводя перед объектом искусства 10 секунд, поглощая лишь его визуальность и не думая о содержании, человек может не понять и начать негативно относиться к работе.

И именно это мы хотим показать нашим проектом: заинтересованность в Воронеже и его пространстве со стороны иностранных художников.

Но в любом случае, искусство его непременно коснётся, заденет и не оставит равнодушным. Тут дело не в понимании, но в вопросе: захотят ли жители увидеть город так, как его видят участники проекта. Здесь есть опасность авто- и гетеростереотипов и следующего за ними отрицания. А диалог начнётся там, где возникнет мысль, размышление и вопрос со стороны горожан. Художники открыты к этому диалогу и будут рады дискуссии.

Может ли современное искусство через такие дискуссии стать раздражителем, достаточно сильным, чтобы инициировать изменения в общественном сознании? Готовы ли городские жители к таким переменам в Воронеже?

Ирина: Инициировать любые изменения могут только люди, которые мыслят себя действующими лицами, и искусство может быть одним из толчков, мотиватором к этому. Но, понятное дело, одного нашего проекта ничтожно мало для этого. Нужны сотни таких, чтобы что-то поменять.

Кристина: Энтузиазм участников уже меняет многое. Каждый раз, встречаясь с художниками в Лейпциге, меня удивляет их мотивированность и желание приехать в город, который они совсем не знают. Они полны идей и энергии, ждут с нетерпением поездки. И именно это мы хотим показать нашим проектом: заинтересованность в Воронеже и его пространстве со стороны иностранных художников. Вы не поверите, но нам уже пишут заявки на участие в подобном проекте в следующем году.

Поделиться: