Общественные пространства

Город
Адмиралтейскую набережную и Советскую площадь ждёт масштабная реконструкция
Общественные пространства станут новыми точками притяжения в Воронеже.

Разработкой проекта по благоустройству общественных пространств города займутся воронежский архитектор Роман Пупавцев и архитектурное бюро НПЦ. Их выбрал Экспертный Совет на конкурентных переговорах 10 февраля, организованных КБ «Стрелка» и Фондом единого института развития в жилищной сфере (учрежден АИЖК).

Весной этого года Роман Пупавцев и НПЦ представят готовую концепцию развития общественных пространств, после чего начнется первый этап благоустройства. Он коснется Советской площади, которая должна преобразиться уже к концу 2017 года. Затем порядок наведут на Адмиралтейской и Петровской набережных, улице Карла Маркса, Авиационной, Орджоникидзе, Короленко, Кадашова. Это позволит соединить уже облагороженный центр Воронежа с набережной.

В основе концепций — преобразования зон отдыха и ключевых общественных пространств города. В том числе будут предложены идеи по замене уличной мебели и опор освещения, дополнительному озеленению и приведению в порядок вывесок и рекламы. 

Победителей выбирали из шести претендентов — локальных архитектурных бюро, представивших свои концепции развития общественных пространств. В Экспертный Совет, принимавший решение, вошли руководитель управления архитектуры и градостроительства Воронежской области Марина Ракова, заместитель главы администрации Воронежа по градостроительству Владимир Астанин, председатель правления Воронежской областной организации Союза архитекторов России Станислав Сорокин, заместитель генерального директора Фонда единого института развития в жилищной сфере Евгения Муринец, партнер КБ «Стрелка» Александра Сытникова, директор Strelka Architects Дарья Парамонова, руководитель BuroMoscow Юлия Бурдова и главный редактор Downtown.ru Алексей Болох.

Марина Ракова

Руководитель управления архитектуры и градостроительства Воронежской области


В прошедших переговорах с воронежскими архитекторами я вижу сразу несколько позитивных смыслов. Во-первых, подобный подход позволяет повысить внимание и качество проработки столь значимой для областного центра территории. Ведь речь идет о площади в самом центре исторической части Воронежа.

Во-вторых, выполнение любого архитектурного задания, в котором есть соревновательный момент, — это условие для развития представителей нашего архитектурного сообщества.

В третьих, очень важно, что в этой работе принимают участие локальные архитекторы, и получение опыта от КБ «Стрелка», налаживание профессиональных связей, будет весьма полезным для наших молодых специалистов. Все это дает возможность с оптимизмом смотреть на предстоящую работу.

2897
Город
Исследование городской культуры: Денис Крючков ищет территорию для современного кластера
Раздать места субкультурам, организациям и деятелям, которые займутся формированием современной культуры города.

Эдуард Бояков вместе с группой авторов проводит исследование культурной среды Воронежской области. В его команде — академические авторитеты и успешные практики — создатели музеев, институций, фестивалей, издательств, культурных программ. В течение трёх месяцев они будут заниматься исследованием местной культурной среды, а в сентябре представят доклад, который опишет состояние и перспективы творческих индустрий города, и дадут рекомендации по развитию.

В рамках этого проекта Downtown продолжает раговаривать с экспертами из команды Эдуарда Боякова, чтобы узнать их мнение о состоянии воронежской городской среды и услышать первые рекомендации. Сегодня мы публикуем девять главных высказываний продюссера «Басты» Дениса Крючкова.

 

 

Денис Крючков

  • Один из основателей творческого объединения Gazgolder и галереи GazGalery, продюсер нескольких музыкальных коллективов, в том числе «Баста». Соучредитель, арт-директор и концептолог клуба Gazgolder. На данный момент работает над созданием нового независимого союза современных художников под названием Saturnaliy.

Мы хотим сделать в Воронеже кластер современной культуры, где можно раздать места организациям, людям, которые будут этой культурой заниматься. Возможно таким местом станет какой-то институт. Сейчас мы попытаемся найти территорию — в этом моя задача здесь.

Тот вопрос, который меня сильно волнует, это вопрос современного искусства и искусства различных субкультур, которые есть на территории Воронежа. Человеческий материал здесь высококачественный, но совместная среда обитания отсутсвует. Каждый варится в своём собственном бульончике, у каждого небольшая кастрюлька. Нужно все эти разрозненные субкультуры собрать в одном месте, чтобы они смотрели друг на друга и получали из этого новый вид энергии, который до этого не вырабатывался.

Вообще концертов в Воронеже много, на разный вкус, то есть и джаз, и современная музыка, и классика. Можно найти себе что послушать.

Русский язык слишком красивый, чтобы его не использовать. Я считаю его одним из ключевых языков, и другие ему не конкуренты. Только мы сами сомневаемся в его ценности. Поэтому и требуется постоянная поддержка.

Есть в Воронеже ещё готы? Где они сидят? Некоторое время назад они были достаточно заметны.

В Москве та же история с вечеринками, что и в Воронеже: сейчас всё переходит на квартиры, закрываются клубы.

Фотография — это новый жанр в академическом искусстве, и он входит туда постепенно вот уже пару лет. Признание фотографии — это новая волна, которая сейчас идёт.

Какую бы вы выставку не проводили, власти будут отклонять ваши идеи независимо от нашего исследования, так что не бойтесь странных, но доступных площадок. Главное — сделать акценты. У нас чем более тяжелая фактура, тем слаще результат, если вы с ней справляетесь. Потому что тяжёлые фактуры дают сильный эффект. Иногда внешние препятствия нужны, чтобы углубить внутреннее исследование.

Когда стране служить не хочется, и рыцарей нет, соответственно нужно найти что-то хорошее, чем можно гордиться. А это задача художников — обнаружить накопленные духовные ценности, выявить, кристаллизовать и обществу предоставить. И это должен быть процесс постоянно действующий, не сиюминутный, а вечный процесс трансформации духовных ценностей.

Город
Заброшенную промзону отдают под творческий кластер
Власти больше не будут эксплуатировать бывшие заводы как склады и торговые центры.

Cегодня частично подтвердилась инсайдерская информация, поступившая на Downtown на прошлой неделе — одну из заброшенных промзон города власти отдали в частные руки под творческий кластер. Такой проект претендует стать главным пристанищем молодых и талантливых горожан.

Конкретные имена и место не уточняются, создатели проекта пока не дают официальных заявлений. Но нам удалось узнать, что эта территория будет выглядеть, как целый арт-городок с собственной инфраструктурой, где разместятся бары, кафе, выставочные залы и различные творческие площадки. Мы будем следить за дальнейшим обновлением информации.

Город
Что будет с промышленными зонами Воронежа?
Что сейчас происходит с промышленными зонами города и что могло бы случиться?

В крупных российских городах набирает обороты новая для нас тенденция: промышленные объекты перестраивают под лофты и выставочные пространства, а вокруг них строят парки и развивают инфраструктуру. Если посмотреть на воронежских предпринимателей, то они в промзонах видят лишь один вид редевелопмента  это строительство моллов и бизнес-центров. При этом план направлен исключительно на сами здания, где есть возможность разместиться, но никак не предусматривается развитие окружающей промзоны под новые культурные центры.

Вопрос развития культурных центров сейчас важен для города  в Воронеже остро чувствуется нехватка творческих пространств. И самый экономически и культурно правильный способ создать их  это начать с загнивающих промышленных зон, которые раскиданы по всему городу. И на них уже нужно смотреть не как на сооружение, а как на микрорайон, но для этого необходимо привлечение грамотных девелоперов.

Город
Архидром — первый архитектурный фестиваль в Воронеже
В Воронеже прошёл первый архитектурный фестиваль, где молодые архитекторы предлагали и строили объекты для городской среды.

Организаторы Архидрома своей основной задачей видят привлечение внимания к молодым архитекторам, которые способны предлагать и организовывать смелые проекты, благоустраивать городские общественные пространства. Это важно делать сейчас, когда город направил финансовый вектор в сферу экологии, восстановления парковых зон. Сами власти пока ещё не привлекают к крупным проектам молодых воронежских специалистов, пользуются услугами иностранных проектировщиков. Но очевидно, что в скором времени ситуация может измениться в обратную сторону.

Город
Есть идея: Арт-пространства на заброшенных заводах
Как превратить бывшие промзоны в заводы искусства.

Downtown продолжает рассказывать о полезных идеях по благоустройству города. Сегодня речь пойдёт о тенденции создания культурных центров на месте старых промышленных зон. При невозможности возродить производство городские активисты по всему миру стали организовывать здесь творческие кластеры, и бывшие фабрики превратились в арт-зоны. Пример такой модификации — пекинская 798 Art Zone — полузаброшенный завод, который превратили в центр современного искусства.

Город
Есть идея: Парк вместо старого трамвайного моста
Новая рекреационная зона вместо заброшенных рельс.

Downtown продолжает рассказывать о полезных идеях по благоустройству Воронежа. Сегодня речь пойдёт о том, как превратить заброшенный второй уровень Северного моста в функциональную парковую зону. Для этого Максим Фролов, архитектор-дизайнер, предлает сравнить его с нью-йоркским мостом High Line.


Максим Фролов

Архитектор-дизайнер


Северный мост строили с расчётом на развитие в городе скоростного электротранспорта, например, метро. В итоге по нему пустили трамваи, но из-за аварийного состояния путей и проводки в 2008 году движение здесь прекратили. Теперь второй уровень моста никак не используется.



Аналогичная ситуация произошла в Нью-Йорке, когда появилась угроза обвала High Line — старого железнодорожного моста. Он перестал использоваться по назначению в 1980 году, рельсы и перекрытия поржавели и пришли в негодность. Власти хотели снести объект, его судьба решалась на дискуссиях и собраниях.



Городские активисты, представители бизнеса и профессиональные дизайнеры выступили против разрушения моста, объединились в сообщество Friends of High Line. Они предложили сделать здесь парк, и на волне растущего интереса к планированию и дизайну городских пространств власти поддержали проект. Кроме того, новое правительство во главе с Майклом Блумбергом вызвались его финансировать. 

Свои идеи по реконструкции моста присылали дизайнеры и архитекторы из 36 стран мира, а также простые городские жители. В апреле 2006 года начались работы по реконструкции моста, и в течение трёх лет здесь появились трава, деревья и лавочки, а ржавые рельсы и устаревшие конструкции заменили экологичными материалами.


 

Благодаря вниманию большого количества людей власти занялись и модернизацией старых промышленных районов, через которые проходил High Line. В итоге вместо обветшалого моста появилась зелёная зона в два с половиной километра, а в заброшенных фабриках открылись галереи, гостиницы и другие общественные пространства.



Для подобной реконструкции неиспользуемой трамвайной дороги в Воронеже сейчас есть все условия, аналогичные нью-йоркским того времени. Активисты создали Общественный Совет, проводят круглые столы по брендингу и модернизации города, молодые специалисты разрабатывают современные идеи. И если горожане захотят этого, а власти поддержат эту идею, второй уровень Северного моста может превратиться в новую рекреационную зону в Воронеже.