Будущее

Город
Как устроены нейронные сети, и могут ли они захватить человечество
Ликбез по технологии, которую вы должны понимать, живя в 21 веке.

С каждым годом научно-техническая мысль делает фильмы про будущее не такими футуристичными, как казалось раньше. Появляются новые изобретения, методы и алгоритмы, совершенствуются уже существующие, и мы перестаём удивляться сотовой связи, реалистичной 3D графике и другим вещам, которые несколько десятилетий назад казались фантастикой. В этом году в поле зрения обывателей попали нейронные сети. Специально для проекта ЗАВТРА с помощью экспертов мы решили разобраться, что такое нейросети, как они обучаются и что умеют делать уже сейчас.

Город
Люди будущего. Шесть новых профессий на стыке с IT, которые можно осваивать уже сейчас
Кибердетектив, архитектор виртуальной реальности и другие перспективные специальности.

Мир меняется с огромной скоростью: меньше 50 лет прошло с первых шагов по созданию интернета, а сейчас он есть в смартфоне почти у каждого. Уже начали внедряться беспилотные такси, в Китае разработали 20-местный ракетоплан для космического туризма, а в SpaceX и вовсе собираются в скором времени колонизировать Марс. Во многом заслуга таких темпов развития и многочисленных достижений — это современные информационные технологии. Термины с префиксом IT постоянно мелькают то тут, то там, и мощными темпами начинают захватывать всё, в том числе и рынок труда. На каких специалистов будут охотиться хедхантеры через 10-20 лет и какие профессии будущего появляются уже сейчас? Разбираемся в рамках проекта ЗАВТРА.

Мы изучили доклад о работе будущего с Международного Экономического Форума и «Атлас новых профессий» Сколково, основанный на инвестиционных планах и стратегиях крупнейших российских компаний. В 2014 году авторы привлекли более 2500 экспертов из РОСАТОМа, Ростелекома, IBM, Intel, Газпрома, РЖД, Аэрофлота, Роскосмоса, «РОСНАНО» и других корпораций. Мы переосмыслили эти прогнозы и исследования и добавили в них актуальную на сегодняшний день информацию. Это важно, потому что за год после выхода «Атласа» некоторые профессии из него стали уже не будущим, а вполне востребованным настоящим. Например, дизайнеры интерфейсов, эксперты Big Data и экопроповедники есть и в Воронеже. В нашу же оптику попали перспективные профессии на стыке информационных технологий и других секторов, которые только начали зарождаться. Читайте далее, кем мы будем работать через 10 лет и где начать осваивать эти специальности уже сейчас.

Город
Откуда реклама в интернете столько знает о нас, и зачем ей все это нужно
Выяснили, откуда в интернете столько наших данных и зачем они рекламодателям.

Реклама в интернете  — ежедневная неизбежность. Десятки баннеров предлагают купить шоколадные батончики, установить пластиковые окна и примерить новую футболку местного бренда. Интернет-реклама становится умнее с каждым днем — откуда-то она знает, без чего не обойтись прямо сейчас. Интересно, что будет дальше — cпециально для проекта ЗАВТРА редакция Downtown.ru разобралась, откуда в интернете столько наших данных, зачем они рекламодателям и что со всем этим делать.

Откуда реклама в интернете столько знает обо мне?


Каждый день интернет-серфинг сопровождается обязательной рекламой почти на каждой странице. Но интернет-реклама становится по-настоящему полезной, ведь она знает о нас гораздо больше, чем кажется. Cтоит один раз зайти на сайт о фарфоровых лошадках, как потом еще месяц по бокам экрана будут выскакивать предложения их купить.

Реклама настигла и социальные сети. И почему-то баннеры все чаще соответствуют интересам конкретного пользователя. Человек собирается в путешествие зимой, чтобы греться где-то в южных странах. Он смотрит паблики с бюджетными перелетами, ищет лайфхаки для проживания в палатках и обсуждает все это с друзьями. При этом, по вечерам после работы он смотрит «Игру престолов». И вдруг однажды замечает рекламный баннер с Джоном Сноу: «Зима близко! Скидка 70% на перелет в южные направления и обучение тонкостям проживания в палатках».

Новости
Мечты и реальность городского транспорта в Воронеже
Мысли о прошлом, настоящем и будущем городского транспорта Воронежа

Друзья мои, я живу в Воронеже, и, как вы возможно заметили, живо интересуюсь тем, что происходит в этом городе. Острейшая проблема Столицы Черноземья — городской общественный транспорт. Воронеж — уникальный российский город. Только у нас местные власти полностью уничтожили трамвай как вид городского транспорта. Территория и инфраструктура трёх крупных трамвайных депо проданы в частные руки и восстановлению не подлежат. Трамвайные рельсы сняты с городских улиц, вагоны безвозвратно разрезаны на металлолом. В 2009-м году трамвайное движение в Воронеже полностью прекращено. Навсегда.

Город
Манифест Юли Моховой: Почему мы боимся перемен
Почему Воронеж меняется, но в городе недостаточно событий?

На Downtown стартует новая и очень важная рубрика. Мы все считаем, что период застоя давно прошёл, и пора разрушить мифы и сомнения, пора начать действовать. Мир меняется, и мы меняемся вместе с ним. С сегодняшнего дня мы начинаем публиковать правила и мысли известных местных жителей. К прочтению обязательно.

 

Прямая речь Юли Моховой:

Что такое перемены лично для меня?

Говорят, есть такое старое китайское проклятие: «Чтоб ты жил в эпоху перемен!». Спорно, но многие с ним согласятся. Почему это «проклятие», понимаешь, когда рушится всё, к чему ты привыкла. Как и любой человек, я хочу чтобы всё всегда было отлично, а перемены часто несут вместе с собой временные неудобства.

Город
Правила 60: «Мир станет лучше»
Александр Куликовский о мечте стать великим и о том, что остаётся главным всегда.

Чтобы узнать, что думают о современном мире люди старшего поколения, мы разговариваем с ними о том, каким был город и его люди раньше. Сегодня известный воронежский фотохудожник Александр Куликовский рассказал Downtown, к чему стремилась молодёжь 30 лет назад и какие человеческие качества могут изменить мир к лучшему сегодня.

 

Что было раньше?

В молодости я, как и все, мечтал стать великим! Актёром или иным деятелем. Главное было стать великим, знаменитым, главным, и дело было не в тщеславии, а в стремлении к жизненным высотам и желание сделать что-то значительное.

Трудностей было, как и у всех, предостаточно. Это и страшный чиновничий аппарат тех лет, съедавший людей, инициативу, индивидуальность. Ограничение всех видов свободы — взглядов, передвижения, слова.

Я стал фотохудожником, но продолжаю учиться и по-прежнему радоваться жизни, общаться с хорошими людьми, любить своих друзей, которых у меня с каждым годом всё больше. Мне нравится фотографировать красивых людей, которых сейчас очень много на улицах города, пейзажи и натюрморты. Это моя жизнь, профессия и, наконец, диагноз.


Что есть сейчас?

Сегодняшнее будущее тогда, в далёких 80-ых, было непостижимо и в представлениях совершенно не похоже на то, что мы имеем сейчас. Я представлял его светлым, полным доброты, красоты и радости. И частично это сбылось. Сейчас я вижу много разных по интересам людей, соответственно, мечтают они о разном. Кто-то хочет материального богатства, кто-то, как и я, мечтает о великих достижениях. Этим современная молодёжь мало чем отличается от того, что было раньше.

Что стало хуже? К сожалению, люди потеряли страх быть уличёнными в воровстве, обмане, непорядочности. Я говорю о сословии так называемых бизнесменов. Обратите внимание: сейчас в магазине или на рынке очень трудно найти качественные продукты даже за большие деньги. Складывается впечатление, что без обмана нет торговли. И так во всех областях. При этом, если раньше стеснялись признаться, то теперь этим чуть ли не гордятся. Мне одновременно и удивительно, и обидно.

Город
Молодой учёный: Химик нашего времени
Молодой воронежский инженер о тайнах химии, двойственной политике компаний и о состоянии современной науки.

Downtown рассказывает о молодых учёных, которые занимаются классической и прикладной наукой. Сегодня Кирилл Белоножкин объяснил нам, почему он решил работать на производстве, что нужно, чтобы твой проект полетел в космос и почему в России не развиваются технологии.


 Кирилл Белоножкин

26 лет, закончил магистратуру химического факультета ВГУ и сейчас занимается приклакладной химией и специализируется на радиоэлектронной промышленности, оборонном и космическом направлениях.

 

Я очень любил свою специальность органический синтез. Если бы обычный человек зашёл в химическую лабораторию, он бы увидел химию в самом классическом понимании: куча колб с непонятным содержанием, где-то что-то кипит, в воздухе такой букет запахов, что даже не определишь, чем пахнет. Но главное — люди в белых халатах, которые деловито суетятся и не мешают при этом друг другу.