Арт–курс

Арт
АРТ-КУРС: Анна Горбунова об арт-марафоне и конце нового в искусстве
Московские перфомансы, штампы и глиняная жижа во рту.

В рубрике «Арт-Курс» Downtown пытается исследовать современное искусство и его положение в России. В этот раз мы поговорили с художником Анной Горбуновой, которая рассказала об участии в перфомансе Дубосарского в MMOMA, марафоне «Арт-школа» и о том, как прикидывалась бревном вместе с Иваном Горшковым.

 

Анна Горбунова


Как давно ты пишешь картины? Это всегда был совриск, или было время и традиционной школы?

Ещё в детстве родители отправили меня в художественную школу, где в мой мозг благополучно вбили основные законы рисунка, живописи, скульптуры и композиции. Потом я поступила на архитектурный факультет ВГАСУ и параллельно посещала студию Алексея Загородных, где мы писали портреты, ходили на этюды и выставки. Я приняла участие в Культпоходе 2010. К тому моменту уже работала архитектором и всё меня в жизни устраивало на все 100. «Красивенько» рисовать я уж точно научилась.

Новый 2011 год я отмечала в Праге и обошла все галереи и музеи. Безудержно фотографируя и ничего не понимая, я бегала по их залам в смятении. Оказалось, моего художественного образования совсем недостаточно, и я пропустила важную главу про последние 100 лет. Захотелось эксперимента, который сломает мои собственные рамки. С такими мыслями я победила на Культпоходе 2012, где ближе познакомилась с Ваней Горшковым и Колей Алексеевым. Ваня устроил крутую вечеринку, посвящённую Полу Макарти — современному американскому художнику, сделал маски из монтажной пены и меч из картона. Мы обливались кетчупом, играли в прятки, в которых надо было превратиться в бревно. Это были прекрасные четыре дня.

Арт
АРТ–КУРС: Михаил Лылов о чрезвычайном положении современного искусства
Зачем следить за собой и как выйти за рамки чрезвычайного положения.

Михаил Лылов  молодой художник из Воронежа, который уже два года живёт и выставляется в Европе. Недавно в галерее «Х.Л.А.М» открылась видеовыставка «Следи за собой», где представленны фильмы Михаила и его друга Пола Хадж Бутроса. Михаил рассказал Downtown о работах, представленных выставке, и о том, в чём разница между европейским и русским современным искусством.

 

Михаил Лылов

Раньше я пытался заниматься фотографией и кино, и первой частью моего боевого крещения стал фильм, снятый 4-5 лет назад, но он так и не вышел. А второй стала выставка «Пинхолы» с перформансом в галерее «Х.Л.А.М». В помещении была построена камера-обскура, в которой я сидел восемь часов и фотографировал. Тогда я сам делал камеры, и мне нравилось: где ни снимай, всё получается одинаково. Машина настолько всё корректирует, что твоего авторства не видно  происходит тотальная редукция внутреннего субъективного мира. Я познакомился с художниками, которые переехали в Москву  с Арсением Жиляевым, Марией Чехонадских, и, получив в Воронеже бакалавра экономики, тоже уехал. Начал учиться в Институте Проблем Современного Искусства, прошёл курс и переехал в Швецию. На тот момент у ИПСИ был договор со школой Валанд в Гётеборге, где я учился 2 года и получил степень магистра современного искусства.

Арт
АРТ–КУРС: Иван Горшков и полу-абстрактный экспрессионизм
Иван Горшков о романтике железа, брейккоре в зимнем лесу, и о том, как выйти из творческого кризиса.

Downtown продолжает беседовать с современными художниками в рамках «Арт-курса». Сегодня мы поговорили с Иваном Горшковым, работы которого выставляются как в Воронеже, так и в Москве. Иван – представитель Воронежского Центра Современного Искусства и неотъемлемая персона арт-среды города.

Иван Горшков

 

Я учился на художника, и изначально вектор был задан в эту сторону, благодаря отцу и его взгляду на мир искусства. В принципе, моя творческая биография начинается с 2008 года и связана с открытием галереи «Х.Л.А.М». Это было важное событие в моей жизни, которое придало импульс уверенности и мотивации. Я был работником галереи первый год её существования, смотрел на разных художников, беседовал с посетителями, в том числе и с жителями ближайших домов, которых возмущали провокационные выставки.

После долгих метаний и производства разнородной массы образов, я пришёл к тому направлению, которое решил развивать. Однажды я попал в больницу, и, пока там не было никаких отвлекающих факторов, решил сделать иллюстрации к стихам знакомого поэта. Делал я это с мыслью, что можно будет их никому не показывать и просто выбросить, но в результате получилось то, чем я занимаюсь до сих пор: полу-абстрактный экспрессионизм, комбинирование предметного и абстрактного.

 

Арт
АРТ–КУРС: Все современные художники Воронежа
Доска почёта: 13 современных художников в городе.

Пролистав рубрику АРТ-КУРС, мы поняли, что в Воронеже довольно много героев, причастных к современному искусству, но, похоже, уже было рассказано обо всех, и к сегодняшнему дню этот ресурс исчерпал себя. С вопросом, появляется ли в арт-среде Воронежа свежая кровь, мы обратились к художнику Илье Долгову.

 

 

Илья Долгов: «Люди читают книги об искусстве и Интернет, проникаются и начинают делать что-то своё, но всё-таки в Воронеже невозможно получить нужное образование. Сейчас в городе нет наглядной активности, примера, который был бы постоянно перед глазами и подталкивал людей к тому, чтобы становиться художниками. Нет того, что бы привлекало людей. Те примеры, которые возникают в Воронеже без какой-либо системы, существуют скорее в режиме отдельных историй, и для России уже хорошо, что в провинции есть столько современных художников».


Современные художники в Воронеже

Арт
АРТ–КУРС: Антон Аникин и утилитарный абсурд
«Экспонаты на фестивале современного искусства были настолько современными, что я их попросту не заметил».

Антон выставляется на фестивале современного искусства, рисует для заведений афиши, устраивает кинопоказы и кормит пришедших собственным вареньем. Создатель и идеолог абсурд-проекта «Петя», дизайнер и художник-график о своём видении утилитарного искусства.

 

Антон Аникин

 

Всё началось с пар по информатике, где стояли древние жёлтые компьютеры. Добиться от них чего-то серьёзного было невозможно, и поэтому я как-то установил там программу для написания музыки. Колонок не было, всё создавалось чисто интуитивно. Например, мой друг, писавший якобы барабанные партии, на самом деле просто стучал по клавиатуре. В нормальных условиях можно сохранять недоделанный проект, но здесь почему-то сохранялся только готовый трек без возможностей что-то переделать — так было даже интереснее. В итоге появилась группа с очень разными людьми, которая была названа «Петей» в честь папки на компьютере (хотя кто-то позже писал, что «Петя» означает «камень»).

Арт
АРТ-КУРС: Как можно меньше думать
Светлый дух и зелёные лица под воздействием Шванкмейера, Параджанова и Германа.

Кирилл Савельев журналист по образованию и уже 6 лет занимается концептуальной фотографией, превращая посредственные будничные реалии в сильные и удивительные визуальные образы. Кроме того, Кирилл является автором музыкального проекта «Плахая Каманда», а также он написал книгу и создал иллюстрации к ней. Downtown.ru попросил Кирилла подробнее рассказать о своём творчестве.

 

 

Музыка

У меня никогда не было группы, я один играл на гитаре и пел. Это называлось «Плахая Каманда», так как иногда мне подыгрывали друзья на дудочках и губных гармошках. Потом во время квартирника во Freak Fabrique я разбил гитару, после чего начался длительный перерыв, и в результате я так и не смог восстановить творческий ритм.

Арт
АРТ-КУРС: Роман Дмитриев и его множественный подход к искусству
Документальное кино, религиозные комиксы и «помойное» искусство в жизни воронежского концептуалиста.

Подход Романа Дмитриева к искусству отличается индивидуальностью и, мягко говоря, особым авторским взглядом. Он творит стихийно и в разных направлениях, его комиксы выставлялись в московском «Винзаводе», а документальный фильм Lost Boys, где он стал одним из главных героев, получил специальный приз международного фестиваля «Флаэртиана» . Кроме того, Рома создаёт коллажи, пишет стихи и сейчас снимает новый фильм. Мы попросили Романа подробнее рассказать о своём творчестве.

 

 

Lost Boys. Страх перед медийным зеркалом

Это документальный фильм о поколении людей, родившихся в восьмидесятые и выросших в девяностые без какой-либо идеологии. Там четыре героя: музыкант-барабанщик, художник, режиссёр и поэт, которого играю я. Режиссёр самой картины, Варвара Обросова пыталась по ходу съёмок разобраться, кто из нас имеет сложившееся мировоззрение и чёткую жизненную позицию, а кто пустой и следует принципу «высказывания ради высказываний» — получилось 50 на 50. 

Арт
АРТ-КУРС: Метод Воскобойникова
Downtown.ru поговорил с воронежским дизайнером о свободе творчества, европейской архитектуре и о том, почему в Эрмитаже не реставрируют скульптуры.

Иван Воскобойников уже много лет работает в сфере современного дизайна. Окончив факультет художественной графики Воронежского Педагогического Университета, он с головой углубился в работу и достиг внушительных результатов в области, ставшей «его» на 100%. Downtown.ru поговорил с Иваном о современных методах работы с клиентом, работе над «Балаган-сity» и о том, что такое воронежский шик.

 

Я делал очень много частных заказов, работал с витражами, создавал скульптуры для города и области — все эти занятия не нашли должного отражения в СМИ, поэтому остались в тени «Балагана». 

Оформление всем известного «Балагана» было практически полностью в моих руках; другое дело, что изначально идея принадлежала, конечно, не мне. Что-то доделывалось уже по ходу работы — времени было катастрофически мало.

Чаще всего заказчик приходит уже с готовой идеей: доходит до того, что многие приносят макеты своих проектов. В таких случаях приходится работать в роли исполнителя, а порой и в роли «исправителя чужих ошибок».

Разный подход к работе над дизайном дома характерен для разных слоёв населения: состоятельные люди нанимают дизайнера, очень состоятельные — известного воронежского архитектора или даже архитектора из столицы. Поэтому, конечно, приятно работать с заказами-мечтами, но не всегда имеется такая возможность.

 

Арт
АРТ-КУРС: Утрата ценностей
Downtown.ru поговорил с концептуалистом Евгением Игуменовым о съёмках арт-кино, оранжевом цвете и образах в искусстве.

Евгений Игуменов — концептуалист, один из лидеров арт-группы «Незаметное ЛеГо-Го», которой на сегодняшний день было снято два полновесных арт-фильма и организовано несколько крупных перформансов. Постоянно занимаясь саморазвитием, Евгений пытается наполнить содержанием форму и донести до зрителя глубинный смысл, который зачастую ускользает от поверхностного восприятия. Downtown.ru поговорил с Евгением об арт-пространствах, целостности арт-хауса и свободных выставках в парках города.

 

«Фильтр»

Несколько лет назад мы вместе с концептуальным художником Егором Астапченко и философом Ильёй Старостиным сняли фильм «Фильтр». Наш дебют получил такое имя, потому что мы хотели показать человека, принимающего жизнь через определенное количество фильтров. Фильм соткан из множества концепций; главное, что мы сделали в рамках этого проекта — это рождение образа и желание его концептуализировать. Лента состоит из множества эмоционально наполненных кусков. Многие говорили, что фильм не имеет целостности, и, по большому счёту, это так. Каждая сцена фильма — состояния сознания человека: играющего, который играет на инструменте в одиночестве, и впоследствии его игра превращается в агрессию; говорящего — философа, образованного человека, каких много, для которого собственная речь важнее всего остального; и ищущего — человека, пытающегося найти новую модель мира. В конце концов все эти люди стоят перед камерой в замешательстве. Им всего лишь нужно было найти очередную маску и носить её, пока она не разочарует.

Арт
АРТ-КУРС: Надежда Титова о главном достижении современного искусства
Downtown.ru поговорил с Надеждой Титовой о супер-героях, выходе из подполья и будущем contemporary art.

Сегодня в рамках «Арт-Курса» мы пообщались с Надеждой Титовой — молодой воронежской художницей, сумевшей проявить себя в рамках деятельности Воронежского центра современного искусства. Не имея за спиной художественного училища или факультета художественной графики Педуниверситета, Надежда сумела сама изучить основы истории искусств и показать работы, выставленные в галерее Х.Л.А.М в рамках одной из знаковых выставок. Не переставая творить, Надежда уверена в дальнейшем успешном продолжении своей деятельности. Downtown.ru поговорил с Надеждой Титовой об интуиции, паблик-арте около здания Администрации и руинах утопии.

 

 

Классического художественного образования у меня нет, в институте нам немного преподавали живопись и композицию — мы полгода рисовали натюрморты с баянами, яблоками и подобной красотой, но живописца из меня это не сделало — даже не знаю, к сожалению или к счастью. Гораздо более полезным оказались курсы истории искусств, колористики и основ эстетики.

Ещё в школе я любила рисовать, а лет в 16-17 стала интересоваться работами и биографиями известных художников. С тех пор, конечно, отношение сильно поменялось. И думаю, поменяется неоднократно, так как мне ещё учиться и учиться.

Когда ВЦСИшники начали образовательную программу, мне стало интересно их послушать. По возможности я ходила на лекции, а потом и на курс молодого художника, который закончился студенческой выставкой в галерее Х.Л.А.М., в том числе и с моим участием. После этого пара моих работ была представлены на выставке «Руины утопии». To be continued, как говорится.

 

Об искусстве

Для меня искусство — это способ выразить в иной форме то, что ты не можешь сказать словами, и более всего интересен тот слой, который воспринимается интуитивно. Поэтому для меня также важна форма, как и содержание. Искусство имеет длинную историю, и то, что делают современные художники — это лишь один из её параграфов. На мой взгляд, нужно знать и понимать то, что было до тебя, и замечать, что происходит вокруг здесь и сейчас. Поэтому мне близко как классическое, так и современное искусство.

Каждый художник определяет для себя сам, кто он — супер-герой, гений-сумасшедший или же простой рабочий. Я пока ещё не определилась, кто я из этого списка. Но склоняюсь к последнему варианту.

На мой взгляд, искусство в Воронеже постепенно выходит из подполья и становится способным заинтересовать всё больше людей. Начиналось всё с квартирных и загородных выставок и акций с крайне ограниченным количеством участников, потом появился ВЦСИ, ведущий уже публичную деятельность. А потом вообще напротив здания администрации установили монумент в стиле «паблик-арта».

Что касается будущего современного искусства, то все только и говорят о «новом авангарде» и новом языке. Остаётся надеяться и ждать.

 

О творческом акте

Универсального рецепта на все случаи жизни у меня нет, но чаще всего я что-то читаю, смотрю, приходит идея, я думаю, как её лучше артикулировать и с кем я могу проконсультироваться по поводу её технической части.

Главным достижением современного искусства является то, что художником может сегодня быть кто угодно, а искусством — любое действие.

Арт
АРТ-КУРС: Илья Долгов о миссии современного художника
Downtown.ru поговорил с известным воронежским художником Ильёй Долговым о чувстве ответственности, минусах Москвы и о том, что Вы делали в прошлое воскресенье.

Активно работая над новыми проектами и подготавливая к открытию помещение Воронежского центра современного искусства, Илья Долгов помнит об активном общении с окружающими. Постоянный резидент самых продвинутых московских биеннале, Долгов не забывает о родном городе и не собирается сматывать отсюда удочки. Downtown.ru поговорил с Ильей Долговым о молодых художниках, ВЦСИ и российских художниках на Западе.

 

У меня нет чувства долга или ответственности перед потребителями моего искусства. Художнику не нравится сегодняшний мир, поэтому он по-своему интерпретирует то, что происходит сегодня: кто-то устремляется в прошлое, кто-то в будущее, кто-то — во что-то альтернативное. Это и можно назвать художественной миссией.


У Хайдеггера есть термин «размораживание духа»: пласты культуры, будучи некогда актуальным человеческим опытом, вновь возвращаются в оборот. Свою задачу на сегодняшний день я вижу именно в возвращении в настоящее тех культурных слоёв, которые мне близки.

У молодых художников должна быть планка, к которой нужно стремиться. Она представляет собой микс истории искусства и грани сознательности: вовсе не обязательно делать всё сверхкачественно, но ты должен понимать, что ты делаешь.

Зачастую, смотря на работы молодых художников, с сожалением приходится констатировать полное отсутствие авторского фактора: их работы — это всего лишь оттиски чужих идей. Люди считают, что если это создают именно они, то это ИХ творчество, и не замечают, что, по сути, работают как принтеры.

Одними из самых важных критериев творческой самооценки для художника должны быть осознанность и мотивированность деятельности: если ему нечего было делать в прошлое воскресенье, и он изготовил коллаж — с ним нет никакого смысла работать.

Помещение Воронежского центра современного искусства, которое будет открыто осенью, не станет только гастрольной витриной для чужих проектов. Мы не будем обходиться без помощи иногородних друзей-художников, но и глобальным проводником современной арт-системы быть не хотим. Всё, что мы  сделаем, так или иначе будет связано с нашим городом. ВЦСИ будет скорее коммуникационным центром, нежели музеем.

Арт
АРТ-КУРС: Сергей Ряполов об эксперименте и массовой культуре
Downtown.ru поговорил с художником Сергеем Ряполовым о реализме, русской философской традиции и честности перед культурой.

Арт-курс продолжает освещать самые актуальные тенденции современного искусства в городе. Сегодня главным героем рубрики стал художник Сергей Ряполов. Активно взаимодействуя с представителями воронежского, московского и украинского арт-бомонда, Сергей занимается публицистикой, философией, изучением экспериментальной музыки и современным искусством.  Downtown побеседовал с Сергеем об отечественном авангарде, принципиальном ограничении в творчестве и обязательном характере современного искусства.

 


Сегодняшнее современное искусство

 

На мой взгляд, современное искусство в той форме, в которой мы знаем его сегодня, доживает свои последние дни. В нем появилось очень много правил, носящих не столько рекомендательный, сколько обязательный характер. Но история культуры с необходимостью указывает на то, что появление в том или ином направлении искусства жестких и обязательных канонов всегда свидетельствует об исчерпанности этого направления.

Современное искусство сегодня оказывается как бы между молотом и наковальней: с одной стороны все большую популярность вновь обретает реализм, а с другой стороны возникло очень мощное направление искусства, которое обращается к архаичным формам культуры, древним, глубинным пластам сознания и сакральным смыслам в искусстве. В этом направлении уже работают как представители экспериментального искусства, например, даже некоторые воронежские современные художники, так и представители того направления, которое принято называть «массовой культурой». Я не хочу сказать, что до этого не было художников, обращавшихся к первобытному искусству, древним формам культуры, но сегодня эта тенденция приобретает огромные масштабы: от стерилизованной ворожбы в поп-культуре до шаманских практик современных художников. Было бы интересно посмотреть, как это направление могло бы взаимодействовать с реализмом, возможно, это дало бы совершенно непредсказуемый результат.

 

Отечественный Contemporary art

 

Не так давно в Москве прошел международный фестиваль современного искусства, в котором принимали участие исключительно молодые художники из разных стран мира. Курировать это событие был приглашен специалист из Германии, который в интервью одному телеканалу на вопрос о перспективах развития российского искусства сказал, что здесь процесс осложняется тем, что художники сами вынуждены бегать за кураторами, а должно быть наоборот.

Иногда понимаешь принципиальную ограниченность современного искусства. Евгений Мещеряков как-то сказал, что то, как человек после работы идет домой, может быть, важней, чем все современное искусство. И тогда начинается поиск новых форм не только выражения определенных смыслов, но и существования самого искусства. Так мы неоднократно предпринимали поиск адекватной среды для использования в качестве выставочного пространства: от соснового леса до заброшенной электростанции.

1 2